Александр Щербина
ЧАСТНАЯ ЖИЗНЬ ГОСПОДИНА ДРАКУЛЫ
1. "У ДЖЕКА ПОТРОШИТЕЛЯ"

Если уж я чем и дорожу в этом идиотском потустороннем мире, так это своей репутацией. Поэтому, добравшись до стойки, я первым делом заказал двойной "Джеки". А говоря проще - полный стакан неразбавленной крови. Два волосатика, давящиеся томатной пастой, посмотрели на меня с уважением. Чистый продукт был им явно не по карману. Чувствуя спиной их тяжелые взгляды, я направился в дальний угол бара, где красовалась свежая кладбищенская туя в мраморной кадке. Очень кстати.

Обмакнув губы в пузырящийся "Джеки", дабы не вызвать подозрений, я облизнулся и хищно обнажил два великолепных вставных клыка. Затем оградил себя от любопытных взглядов газетой и привычным движением опрокинул содержимое стакана в кадку. Несколько слабеньких бульков - и всё. Когда я опустил газету, волосатики уже уткнулись в свои лейкоциты.

Бар, где каждую третью пятницу я встречался со своим осведомителем, имел несколько допотопное название - "У Джека Потрошителя". Все стены были размалеваны образцами классического насилия из тех, что обычно печатаются на цветных вкладках в каждом втором пособии "Для начинающих маньяков". Особо неизвестному маляру удались падшие женщины с аккуратно перерезанными шеями, скрывающие свою посиневшую наготу в дымке лондонского тумана…

Невольно мне вспомнился Лондон, Гайд-парк и тот мир, в котором я был еще жив и не имел проблем ни с какими пластическими оболочками, пока на меня не налетел этот ковбой на мотоцикле. Идиотская смерть…

Я мотнул головой и вернулся к настенной живописи. Девицы, туман, побритые шеи… В общем, дешевка. Не лучше того бреда, что несся из горластых подвешенных под потолком динамиков. Я уже слышал эту муть - её крутили на всех ди-джейских станциях и уже пару дней подряд ставили на Гнус-ТВ Демона-Идола. Какой-то псевдороковый дуэт, только-только входящий в моду.

Пойду я в полнолуние
На Кладбище Теней
Нарву букет петуний
Для кошечки моей!
Е!Е!Е!
Я!Я!Я! -

рвался из динамиков визгливый, подозрительно высокий мужской голос. На что "кошечка", явно охрипшая от чрезмерного увлечения заспиртованными ящерицами, сипела в ответ:

Е!Е!Е!
Э!Ю!Я!
А я с утра голодная
И мне не до цветов
Вонжу тебе под горло я
Всю страсть моих клыков!

Песня называлась "На Кладбище теней" - по названию самого популярного в Городе парка отдыха для молодежи. Недоумки - вроде моего осведомителя - просто с ума сходили от подобных шедевров. Половина размалеванных девиц Города вовсю сипели, пытаясь подражать этой ненавистнице кладбищенской флоры. Их кавалеры рвали по ночам петунии и разгуливали в рекламируемых солистом тертых джинсах "Левый Страус". Самая бульварная городская газета "Обломский костоломец" прочила этой садо-парочке шикарное будущее. Ужасное время, ужасные нравы!.. Может, именно поэтому я выбрал себе такую работу. Иногда я думаю, что мне действительно хочется сделать этот потусторонний мир чуть лучше.

Между тем песня кончилась, ознаменовав это событие последним взвизгом электрогитары, пережившей к этому моменту все прелести эпилептического припадка. Что было весьма кстати, поскольку в дверях показался молодой долговязый парень в грязных оттопыренных джинсах. Темные очки, слегка вздернутая верхняя губа и уже пробивающиеся клыки выдавали в нем вампирёныша. Он быстро огляделся и, стараясь выглядеть как можно круче, двинулся в мою сторону.

- Что будешь пить, малыш? - покровительственный тон и неизменная вежливость - это тоже часть моей репутации.

Вампирёныш снял очки и, хотя в баре было достаточно темно, минуты две щурился и тер глаза.

- Э-э-э...

- Не стесняйся, - подбодрил я юношу и даже позволил себе улыбнуться.

Парень скосил глаз в мой стакан, и из-под его век блеснула красная полоска.

- Фирменное!

Это была наглость, но я смолчал. Свежая неразбавленная кровь, только что вылитая мной в кадку, считалась фирменным напитком бара и стоила кучу денег. К тому же молокососу не было еще положенных двадцати одного и, по всем правилам, он мог рассчитывать только на томатную пасту с лейкоцитами, вроде той, что хлебали волосатики.

Ничем не выдав своих подлинных чувств, я подозвал одну из снующих с подносом официанток и заказал два "Джеки", тертую морковь и салат из красной капусты.

Когда вернувшаяся девица принялась расставлять всё это на столе, мой вампирёныш осторожно заглянул ей в вырез платья и честно присвистнул. Официантка окинула его оценивающим взглядом и удалилась, профессионально виляя бедрами.

Конечно, мой натренированный глаз не мог не заметить и характерно отставленный задик, и немного вывернутые назад коленки, и, главное, два насекомовидных усика, умело спрятанные под прической. Кроме того, в отличие от моего юного друга, я знал, что это заведение обслуживают оборотни.

- Кажется клюнула? - в голосе вампирёныша послышались отзвуки тяжелой внутренней борьбы. Молодую душу терзали попеременно самые противоречивые чувства: от восторга, желания и собственной крутости - до сомнений, страха и неуверенности. На редкость закомплексованный тип. Я подумал, что вполне смог бы ему помочь.

- Лови момент, - посоветовал я. - Эта тебе не откажет.

Вампирёныш сглотнул слюну и попытался развалиться на стуле. После того, как эта попытка удалась, он звонко щелкнул языком и, уже откровенно разглядывая крутящийся у столиков задик, произнес, медленно растягивая слова:

- Да-а, фемина что надо! Где-то я её видел...

- Конечно, видел, - охотно подтвердил я. - Год назад, по Си-Си-Эйч, в криминальных новостях. Дело о групповом сексе в Маркиз-саде. Она откусила головы четырем своим дружкам. Ничего не поделаешь - природа!

В это время официантка-богомолиха обернулась и через весь зал подарила вампирёнышу страстный, многообещающий взгляд.

Парень отпрянул - и смахнул на пол свой стакан с кровью. Огорчению бедняги не было предела. Я великодушно пододвинул ему свою порцию "Джеки".

- Не стесняйся, приятель.

Вампирёныш с обожанием посмотрел сначала на меня, потом на стакан, потом снова на меня, и, наконец, с чувством произнес:

- Не зря говорят, г-н Дракула, что вы самый необыкновенный вампир из всех, кто селился когда-нибудь в нашем Городе!

Что ж, репутация прежде всего. Тем более что юный поглотитель лейкоцитов и сам не подозревал, насколько он прав. Я действительно самый необыкновенный вампир в этом дурацком потустороннем Городе.

Будем откровенны, Дракула - не настоящее мое имя; скорее дань уважения и признания, которое здесь, в Городе, завоевать не так-то просто. Особенно, если у тебя фарфоровые клыки, ты обожаешь солнце, пиво и жареное мясо с чесноком, отражаешься во всех зеркалах, а от одного запаха человеческой крови тебя выворачивает наизнанку. Узнай об этом кто-то из моих полицейских или просто случайных знакомых, я имел бы крупные неприятности. Самой маленькой из них, пожалуй, стало бы стопроцентное зомбирование с автоматическим занесением в последнюю категорию Великой Книги Жмуров.

А посему единственным разумным ответом на комплимент вампирёныша было бы легкое, едва заметное пожатие плечами. Что я и изобразил. Добавив надменную улыбку видавшего виды профессионала. Впрочем, через секунду от моей надменности не осталось и следа.

Ровно через секунду мир вокруг меня рухнул - как тело кладбищенского сторожа, перебравшего "кристаллической" браги.

Ровно через секунду этот восторженный придурок, что был моим осведомителем, произнес фразу, которая стала точкой отсчета всех моих последующих несчастий.

Все так же с обожанием глядя мне прямо в глаза, вампирёныш с нескрываемой завистью изрек:

- Вы действительно самый потрясающий вампир в Городе! Сидеть вот так запросто, жрать салаты с "Джеки", когда за тобой охотятся все копы Города!.. Да я бы так никогда не…

Улыбка сползла с моего лица и, наплевав на репутацию, я сгреб вампирёныша за воротник. Сметая упомянутые салаты, я подтянул его через весь стол к себе.

- Что ты сказал?! - просипел я не хуже той девицы из динамика.

Парень молчал.

- Ну!!! - теперь я озверел всерьез.

Полагаю, парень и рад был ответить, но ему немного мешала моя рука, намертво сдавившая горло. Умоляюще сверкая выпученными глазами, он издавал какие-то свистящие звуки, в которых я с трудом разобрал некое подобие связанной речи.

- Га… зета... не чи... тали... там…

Не разжимая пальцев, я мельком взглянул на газету, еще недавно служившую мне прикрытием, и остолбенел. На первой странице "Крематорской Правды" черным по желтому красовалось следующее:

ПОКУШЕНИЕ НА ПРЕЗИДЕНТА!!!
Г-н Жмур обвиняет г-на Дракулу!!!
ПОЛИЦИЯ ГОРОДА НАЧИНАЕТ РОЗЫСК СВОЕГО БЫВШЕГО СОТРУДНИКА.

Не знаю, что вы поняли из этого бреда, сам я уяснил только одно: всё это очень похоже на конец моей репутации.

на главную страницу
назад вверх