Александр Щербина
ЧАСТНАЯ ЖИЗНЬ ГОСПОДИНА ДРАКУЛЫ
2. ПАНИ ЭЛЬ И ЗАБОТЫ ВЕНЕЦИАНСКОГО МАВРА
ПОКУШЕНИЕ НА ПРЕЗИДЕНТА!!!
Г-н Жмур обвиняет г-на Дракулу!!!
ПОДРОБНОСТИ НА РАЗВОРОТЕ.

На развороте была шикарная фотография трехлетней давности: меня награждают Орденом Чахоточного Легиона за то громкое дело о контрабанде пластическими оболочками, нелегально переправляемыми из мира живых. Тогда, слов нет, я был на коне. Зато теперь оказался чем-то вроде козла отпущения. По крайней мере, Президента в последний раз я, как и все, лицезрел месяцев шесть назад в юбилейный День… то есть в юбилейную Ночь Города. Тогда, забравшись на бронированный катафалк, он по бумажке поздравил жмуров с окончательной победой некрофилии в отдельно взятом потустороннем государстве. Президент как всегда был не в себе и его демонические глаза (Президент действительно был из демонов) блестели от ядовитых слез. Никаких мыслей о покушении у меня тогда, помнится, не возникало.

Подробности, которые обещал заголовок, как и следовало ожидать, оказались липой. "Крематорская Правда" с присущим ей тактом обличала меня как взбесившегося маньяка, который, проработав в полиции добрые пару десятков лет, вдруг пробрался в опочивальню Президента и, убив его любимого шимпанзе Чу-чу, скрылся в неизвестном направлении.

Конечно, я ни на секунду не сомневался ни в том, что меня подставили, ни в том, что тем полицейским, которые меня сейчас разыскивают, на это наплевать. Дело в том, что эта паршивая газета была чуть ли не официальным рупором нынешней власти и посему имела силу закона…

За всеми этими размышлениями, я напрочь забыл о дергающемся в моей руке вампирёныше, который подозрительно широко выпучил глаза и уже почти переставал издавать свистящие звуки, которые вырывались у него поначалу.

Мне показалось, что ему станет немного лучше, если я разожму пальцы и позволю ему свалиться обратно на стул. Вампирёныш еще некоторое время откашливался, вертел головой и отчаянно тер глаза руками. Наконец, он слегка отошел и даже состроил обиженную физиономию.

Я знал, что его утешит. Пододвинув к нему нетронутый "Джеки", я многозначительно постучал ногтем по стакану.

Кажется, я говорил уже раньше, что, в отличие от томатной пасты с лейкоцитами, неразбавленный "Джеки" представлял собой чистый продукт и стоил кучу денег. Не зря его подавали как фирменный напиток и только лицам, достигшим совершеннолетия. Моему осведомителю до положенного двадцати одного десятка было еще далеко, и не прояви я щедрость, не видать ему свежеконсервированной крови как своих клыков.

Вампирёныш осторожно взял стакан двумя руками и, стараясь выглядеть бывалым кровоголиком, в два глотка осушил емкость. На секунду его остекленевшие глаза напрочь лишились зрачков, уподобившись двум красным светящимся дискам, - обычное дело для вкушающего кровь вампира. Я видел это не раз и даже научился имитировать подобную реакцию, часами простаивая перед зеркалом в котором, будучи липовым вурдалаком, прекрасно отражался со всеми своими фарфоровыми клыками и прочими купленными на Чёртовом рынке причиндалами. И как-никак, до сих пор сумел сохранить дьявольскую репутацию, что здесь, в Городе, удается далеко не каждому настоящему вампиру.

- Меня подставили, - сказал я вслух уже изрядно захмелевшему вампирёнышу.
- Ага! - согласно икнул тот, всем своим видом давая понять, что готов покрывать меня и дальше.
- Ну ладно! - я, что есть сил, встряхнул бесчувственное тело. - Выкладывай! Кто, кроме тебя, знает, что я здесь, в "Потрошителе"?

Вампирёныш честно попытался собрать глаза вместе и посмотреть куда-то в сторону моего голоса.

- Ни... ик!.. кто. Честное упырское, никто!.. Кроме Доброго Мэна, конечно...

Я застонал. Тупость этого вампирёныша была сравнима разве что с моей собственной! Надо же было забыть, что вот уже второй десяток лет, с тех самых пор, как я работаю на Контору, я сам ровно два раза в месяц докладываю комиссару Мэну о каждой встрече со своими осведомителями. Надо сказать, я считаю Доброго Мэна (из рода Пинчертонов) - едва ли не лучшим полицейским-оборотнем Конторы. Хотя, на мой взгляд, его и портит излишнее усердие и верность Хозяину. Это, впрочем, относится ко всем собакам без исключения. Так что ни былая дружба, ни явная нелепость обвинения меня не спасут. Г-н Жмур (Президент Мертвого Города) - кем бы и каким бы он ни был - это святыня жмуров, и любой, кто посмел хоть как-то покусится на эту святыню…

Короче, бар, в который меня занесло этим утром, начинал походить на обыкновенную, не очень хитрую ловушку, так что самое время умному вампиру отсюда линять. Кажется, я так и сказал своему набравшемуся осведомителю:

- Пора линять, малыш.

Но "малыш" не ответил. Блаженно свесившись с кресла, он мирно посапывал, слегка причмокивая во сне. Я сплюнул и огляделся по сторонам. Если сюда заявится полиция…

Я так и не успел представить, что будет, когда сюда заявится полиция, потому что представлять уже было нечего: в дверях топтались два здоровенных бэд-дога, а толстый оборотень-бармэн с паучьими глазками уже указывал своей длинной лапой в мою сторону.

Я огляделся. Рядом со мной стояла кадка, куда я давеча вылил свой "Джекки", сразу за кадкой темнело стекло витрины, ведущее к свободе. Вывод напрашивался сам собой. Не успели два дога дернуться ко мне, как, оставляя за собой груду битого стекла, мраморная кадка оказалась на улице, а вслед за нею на улице оказался я.

Последнее, что мне давелось увидеть, прежде чем рвануть свою "Хо-хо-хонду" с места, это перепуганное лицо вампирёныша, вмиг протрезвевшего под тяжестью заламывающих ему руки полицейских.

*   *   *

Конечно, глупо ехать домой, когда тебя разыскивает все полицейское управление Города. Поэтом у я остановил свою "Хо-хо-хонду" почти на самой окраине городских трущоб, рядом с небольшой, невзрачной с виду хибарой. Последние лет десять она служила мне конспиративным убежищем. О нем не знал никто, кроме одного из моих осведомителей, отсиживающих в данный момент пожизненное… то есть посмертное заключение за аферу с пластическими оболочками. Как любой бестелесный призрак этот парень давно мечтал о каком-нибудь завалящем теле, которое, не будь дураком, выписал на свое имя с помощью подделки компьютерных данных в Торговом Приложении к Великой Книге Жмуров. Но ему не повезло. Тело, которое он позаимствовал, имело особые приметы в виде огромной бородавки на самом носу, и первый же патруль заграбастал компьютерного гения за милую душу. Что ж, все к худшему в этом худшем из миров, где который по счету десяток лет я изображаю из себя вампира, дабы не запятнать свою репутацию. А если уж я чем и дорожу в этом идиотском потустороннем мире… Впрочем, я это уже говорил. Не раз. Теперь же, после липового обвинения, я могу забыть не только о репутации, но и о работе частного детектива. Теперь все управление Доброго Мэна, все мои бывшие друзья, охотятся за мной как за преступником - от рядовых бэд-догов до красавицы-секретарши - Пани Эль… Стоп! Я даже присвистнул - так мне понравилась пришедшая в голову мысль. Надо сказать, что с Пани Эль у меня когда-то был довольно бурный роман, прекращенный исключительно по совету её нервного супруга - двуглавого мутанта с горой невостребованных мускулов и внешностью венецианского мавра. Но черт с ним, с мавром. Сейчас у меня безвыходное положение. Я должен во что бы то ни стало связаться с Пани Эль и убедить её совершить служебное преступление. Неужели даже Добрый Мэн поверил во всю эту чушь из "Крематорской Правды"?

Могильный телефон, болтающийся на поясе, долго не хотел соединять с Конторой, как я не дергал и не тянул за резиновое вымя кнопок. Черт бы побрал эту потустороннюю моду с её тотемным культом. Говорят даже Президент жмуров держит дома двух комолых коров, четырех игуан и одного шимпанзе… Впрочем, шимпанзе уже вряд ли… Ну отвечай же! Отвечай!.. Наконец, телефон послушно замычал и откликнулся до боли знакомым голосом:

- Главное полицейское управление Города слушает. Говорите!

- Эль? Это ты? Это Дракула!.. Дра-ку-ла! Не вздумай с перепугу повторять мое имя.

Последовала долгая пауза. Моя девочка, видно, пыталась справиться с собой... Потом эта дура сказала:

- Хорошо, Дракула. Я постараюсь.
- Не называй меня… - зашипел я, но остановился. - Ладно, теперь уже все равно. Рядом кто-нибудь есть?
- Никого. Все тебя ищут. На входе два дежурных бэд-дога. Позвать?

Майн Гот! Она была столь же глупа, сколь и красива. Помню, я сходил с ума от этого божественного противоречия. Но сейчас я предпочел бы иметь дело с толковой уродиной.

- Послушай, Эль! Никому не говори, что я звонил! Меня подставили, и я хочу знать кто. Поняла?
- Да, милый, не волнуйся… Слушай, а с чего ты решил убить Президента?
- Ничего я не решал! Говорю тебе - меня подставили!
- Ты пошел на это из-за женщины, да?
- О-о-о!..
- Не волнуйся, милый! Я тебя понимаю. В последнее время я сама теряю голову от женщин.
Если б я не был так занят своими проблемами, мне, пожалуй, стоило бы прислушаться.
- Слушай, Эль, мне плевать на твоих женщин! Мне нужна помощь.
- Тебе плевать на женщин?! Милый, значит ты тоже?.. О-о, как романтично! Ты хотел убить его из-за любви, да?
- Кого?!!
- Президента конечно!
- О-о-о-о!..
Это становилось невыносимо. На счету была каждая секунда, а разговор, похоже, грозил затянуться надолго.
- Да послушай же меня, Эль! Я еду к тебе домой. И буду прятаться в твоей квартире, пока не уляжется шум, поняла?
- Нет, Дракула, нет! Они тебя найдут. Я потеряю работу.
- Им даже в голову не придет искать у тебя.
- Но в квартире муж. Мне кажется, он будет недоволен.
Недоволен! Не то слово. Но у меня уже был готов план.
- Ничего! Мужа я беру на себя.
- Ах да, я забыла, ты же теперь… Только знаешь, по-моему, он не такой.
- Угомонись, наконец! Ты все не так понимаешь.
- Да нет, милый, все нормально. Я совсем не ревную. Я разве не говорила, что сама увлеклась женщинами? Вернее, женщиной. Ты должен обязательно её увидеть. Знаешь, у неё просто потрясающий голос! Она каждый вечер поет в "Джеке Потрошителе", ты должен послушать!
- К черту "Потрошителя". Я её уже слышал.
- Правда, она душка?
- Не заметил. Эль, ты все поняла? Я еду к тебе домой.
- Хорошо, милый. Только там муж. Будь с ним поласковее, пожалуйста.

Я вспомнил гору мускулов и, пообещав Пани Эль быть само очарование, нервно захлопнул крышку телефона. Тот благодарно замычал и высветил пританцовывающие копытца. На всякий случай, я скормил им дополнительную охапку сена, и мой телефонный друг завалился спать.

До дома Пани Эль оставалось еще минут восемь езды, так что у меня было время обдумать план выдворения двуглавого венецианца из собственной квартиры. Но когда, позвонив в дверь, я второй раз в жизни оказался перед этим чудовищем, напялившем на свои мускулы домашний халат, я несколько растерялся.

- Э-э-э, привет, чудовище! - бодренько сказал я и достал из кармана носовой платок.

Пришло время вспомнить советы старины Шекспира.

на главную страницу
назад вверх