Александр Щербина
Приключения в Заземелье, или Что увидела Лариса за краем Земли
Часть I
ГЛАВА СЕДЬМАЯ
Лиха беда начало!
Сизиф, "Теория закономерностей"
Ступа Ларисе понравилась. Во-первых, она не задавала девочке глупых вопросов и не предлагала ничего купить, во-вторых, летела себе спокойно, не слишком высоко, не слишком низко над землей, с тихим свистом рассекая воздух. Так что Лариса вскоре совсем освоилась и, пристроив метлу поперек ступы, с любопытством поглядывала вниз. Пейзаж казался точно нарисованным: аккуратные поля, долины, озера, заштрихованные квадратики лесов. Всё было окрашено во всевозможные оттенки синего цвета, многим из которых девочка и называний-то не знала.
Летя в ступе к заветной Городской Площади, Лариса впервые могла спокойно поразмышлять о том, что же с ней всё-таки произошло. Откуда начались все эти странности. Может быть, с поляны, на которой, точно какой-нибудь гриб-дождевик, выросла говорящая Галава? Или раньше - с гляделок? А может с той самой минуты, когда она перелезла через деревянный забор? "Вот что значит поступать как какой-нибудь сорви-голова, вроде Королькова Димки! Вернусь домой - ничего ему не расскажу!.. Да он и не поверит". Ей и самой не так-то просто было поверить, что это она, как настоящая, всамделишная ведьма летит себе сейчас в ступе над волшебной страной и преспокойно рассуждает о всяких глупостях...
В это время небо из темно-голубого стало просто синим. Лариса вспомнила, что именно таким оно было, когда ей пришлось побежать за падающей звездой. "Кажется приехали", - подумала девочка, и в тот же самый момент ступа резко накренилась на правый борт и лихо спикировала к широкой мощеной площади с маленькими бутафорскими домишками по краям и с большим металлическим ящиком в центре, смахивающим на автомат с газированной водой. "Лимонад!" - чуть не вскрикнула от радости Лариса, совершенно забывая о том, что у неё "и денег-то с собой нет". Но она ведь так давно ничего не пила и не ела! За стол её никто не приглашал, а от единственного предложения на Кудыкиной горе пришлось отказаться. Но зато теперь, в городе...
Впрочем, города тоже не было. Да, да! Города не было, а Городская Площадь была. Так иногда случается. Или еще случается наоборот. Городская Площадь есть, а города уже нет. Это всё как раз не удивительно. Удивительно другое. Эта Городская Площадь с бутафорскими домишками и газированным автоматом ютилась посреди белоснежной равнины, и Лариса сразу поверила, что снег - вовсе не бутафорский, а самый что ни есть взаправдашний, потому что уже через несколько минут она - в своём леком летнем платьице - стучала зубами от холода. Пожалуй, только теперь она поняла всю мудрость предусмотрительного Топа. Если его философские рассуждения были кое в чём и непонятны девочке, то вопросов насчёт зимнего пальто у неё больше не возникало.
- Я есть много приветствовать девочка, прибывающий от неба.
Газированный автомат затрещал, засверкал огоньками, и в его верхней части засветился небольшой экран. Наконец, девочка сообразила, что этот неживой гортанный голос, говорящий с таким ужасным акцентом, обращается непосредственно к ней.
- Здравствуйте, странный железный ящик, еле-еле умеющий говорить, - вежливо поздоровалась она.
В ящике что-то заурчало, треснуло, и на экране появилось простенькое изображение, в котором Лариса с радостью узнала человеческое личико. Ну конечно, - она именно так и представляла себе настоящее произведение искусства: точка-точка, два крючочка, носик, ротик, обормотик...
Один из "крючочков" вдруг выпрямился в чёрточку и накренился. Лариса поняла, что ей подмигивают. Она старательно подмигнула в ответ.
- Ты есть много-много сообразительный девочка, - одобрил металлический ящик и представился. - Я есть Самый Старый Главный Компьютер. Здрав-ствуй-те. Пли-и-из.
- Здравствуйте, - послушно отозвалась девочка. - Только я не Лиза, а Лариса.
- Я есть плохо говорить по-русски.
- Ах вот в чем дело! - девочка постаралась быть вежливо-удивленной. - Наверно поэтому я не могу понять ни одного вашего слова!
- Неужели ни одного? - огорчился Компьютер, напрочь забывая о своём акценте. На экране "точка-точка" превратилось в "нолик-нолик" - Компьютер сделал круглые глаза.
- Ну-у... почти ни одного, - уступила девочка.
- Что ж, это не удивительно. Я сам себя иногда не понимаю. Акцент мешает.
Пришла очередь Ларисы изображать "нолик-нолик".
- Да-да, не удивляйся, - проскрипел Старый Компьютер, - приходится выдумывать этот дурацкий акцент, а потом самому же с ним мучиться.
- Но почему?
- Потому что я Самый Старый Главный Компьютер. А где ты видела Старый Компьютер, говорящий по-русски?
Ларисе пришлось признать, что таких компьютеров она не видела. Как и многих других.
- Значит, это только игра?
- Игра. Только без "только". Я назвал её "Приключения в Заземелье, или Что увидела Лариса за краем земли".
- А где моя падающая звезда?
- Падает. И будет еще падать… некоторое время.
- А потом?
- А потом упадет. Если ты её не поймаешь. А ты её не поймаешь, если не пройдёшь на второй уровень.
- А как мне попасть на второй уровень?
- Для этого надо пройти первый.
- А где он заканчивается?
- Здесь.
- Ну так значит я его прошла?
- Не знаю. Это надо проверить.
- Ну так проверяйте же! - рассердилась Лариса. - Для чего-то же вы здесь стоите!
- Я есть плохо понимать по-русски.
- Что?
- Я есть совсем плохо понимать по-русски.
"Ай-яй-яй, - сказала себе Лариса. - Теперь мне в жизни не попасть на этот второй уровень... Похоже, опять придётся играть в обижалки".
- Простите меня, пожалуйста, - пропела она тоненьким голоском. - Но мне очень-очень надо поймать мою бедную звездочку.
- Ладно уж, - оттаял железный ящик, - я буду задавать вопросы, а ты на них будешь отвечать... Это называется тест. Понятно?
- Понятно. Тест.
- Вопрос первый: чем отличается голова от Галавы?
- Я знаю! В голове много олова, а в Галаве - мозгов. Она умная... Так она сама говорит, - спохватилась Лариса на случай, если что-нибудь не так.
- Верно... Вопрос второй: для чего у огня дым бывает?
- Чтобы дымовым не скучно было! - не задумываясь, выпалила Лариса.
- Молодец, - похвалил компьютер. - Бодренько! А почему у Змея три головы?
- Потому что сердце болит за каждую!
- Как именуется место, где ты родилась?
- Родовое имение!
- Как называется книга о вкусной и здоровой пище?
- Проваренная!
- Зачем Чёрту куличи?
- Чтоб не черствели!
- Правильно!.. И последний вопрос: можно ли прочесть глазами одно, видеть перед собой то же самое, и всё-таки понимать, что это нечто среднее?
Лариса запнулась и с тоскою посмотрела на улыбающийся экран.
- Ладно, - прогортанил Компьютер, - на последний вопрос можешь не отвечать. Считай, что он у тебя в кармане... Вернее в ступе. Можешь отправляться на второй уровень.
- А как?
- Ты забыла, как управляют ступами?
- Я думала, она может лететь только на Городскую Площадь.
- Теперь так не думай.
- Но тогда... тогда мне надо просто произнести - громко и отчетливо - "моя падающая звездочка"!
- Молодец! - похвалил её Компьютер. - У тебя природный математический склад ума. Жаль, что она тебя не поймет.
- Звезда?
- Ступа. Ступа реагирует только на местность и неподвижные объекты. Таково правило.
Ларисе начала нравиться эта игра. Она уже не сомневалась, что поймает свою звездочку. Девочка так и сказала Компьютеру:
- Я обязательно отыщу свою звездочку и не дам ей разбиться.
- Если успеешь.
- Что?
- Ты не дашь ей разбиться, если успеешь найти до того, как закончится время игры.
- А когда оно закончится? - встревожилась Лариса.
- Смотри сама.
И Компьютер страшно закряхтел, несколько раз дернулся и вместо "точка-точка, два крючочка" - на его экран выплыло довольно странное изображение циферблата. На нем не хватало первых девяти цифр.
- Какой-то он у вас странный, - заметила девочка.
- Сама виновата. Видишь, сколько времени ты потеряла на первом уровне. Между прочим, самом легком.
- Значит, у меня осталось всего три часа?..
- Ну, не три часа, а три цифры...
- А это сколько?
- Шестьдесят циферок, сколько ж ещё. Впрочем, ты можешь собрать время по дороге.
- А как?
- Этого я не могу тебе сказать. Но если тебе удастся найти цифры от моего циферблата, знай, что ты возвращаешь потерянное время.
- Возвращаю время.
- И ещё. Второй уровень может показаться тебе гораздо сложнее первого. Так оно и есть на самом деле. Теперь одними разговорами тебе не отделаться. Все, кого ты встретишь, поделятся на врагов и друзей. Опасайся даже тех, кого уже знаешь. В любой момент из-за своей доверчивости ты можешь угодить в ловушку... И помни про цифры! Чем больше ты их разыщешь, тем больше времени останется на исправление ошибок...
После этих слов Компьютер вдруг как-то охнул, замер на некоторое время и, отчаянно заскрипев, уронил со своего циферблата ещё одну - десятую - цифру. Оставшиеся две - сиротливо мерцали на почти пустом круге.
- Знаешь, девочка, - устало проскрипел Компьютер, - разговаривать с тобой одно удовольствие, я даже слегка оттаял, но мой тебе совет: торопись. Теперь всё зависит от твоей ловкости и сообразительности. Торопись!
Лариса была так взволнована, что тут же бросилась по каменным булыжникам Городской Площади к белоснежной равнине... которой больше не было!
Под ногами у девочки плескались зеленоватые волны, и неудивительно, что Лариса - за всё время разговора - ни разу не вспомнила о холоде. Главный Компьютер настолько "оттаял", что, похоже, растопил сковавшие Площадь льды. Кругом, насколько хватало глаз, зеленело море. Теперь Городская Площадь вполне могла быть переименована в Городской Остров. Не в силах оторваться от столь неожиданного зрелища, Лариса возможно так до сих пор бы и стояла на краю Площади, считая и пересчитывая бесконечные волны, но сзади её окликнул металлический голос:
- У тебя в запасе всего две цифры и одна ступа. Реши, чем тебе воспользоваться в первую очередь.
Решать было нечего. Даже растерянной Ларисе было ясно, что цифры надо экономить, а ступу - наоборот - пускать в дело, и как можно быстрей. Но когда она уже приготовилась к полету и метла покорно легла на своё место, девочка не знала, с чего же, собственно, ей начинать.
- С чего начать? - обернулась она к Главному Компьютеру.
Тот уже гасил экран и отключал свои лампочки, огонёчки и прочую иллюминацию, и среди страшных хрипов, скрипов и жужжания до Ларисы донеслось лишь прощальное:
- Я есть плохо понимать по-русски!..
Затем железный ящик вздрогнул последний раз и, издав жуткий вздох, отключился.
Лариса решительно наклонилась к ступе и произнесла - громко и отчетливо:
- Галава на поляне... Пли-и-из.

< Глава шестая Оглавление                     
на главную страницу
назад вверх