Александр Щербина
Приключения в Заземелье, или Что увидела Лариса за краем Земли
Часть II
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
У каждого свои недостатки.
Синяя Борода,
"Этика и психология
семейной жизни"
- Лихо мы её отделали, - восторженно пробасила Ступа, когда, задевая макушки самых высоких деревьев, они с Ларисой летели над дремучим компьютерным лесом, после которого, как помнилось девочке, начиналось то самое поле, где никогда не встретишь ни одного фонарного столба, и где она познакомилась с ворчливым, но симпатичным дымовым.
- Теперь, небось, будет знать,- разошлась Ступа, воинственно покачивая бортами, - небось, кочерыжкой-то не очень напугаешь. И правильно, нашла с кем связываться. Ха!.. Недаром одна толковая чебурпташка говорила, мол, дурная голова ушам покоя не дает! Это когда к моей прежней хозяйке в избушку залетела, а та её - в печку. Только ничего у них не вышло. Дыра-то в печке маленькая, а уши у чебурпташки - во какие! Как растопырит - потом обратно не затопыришь! Короче, застряла чебурптаха. Ведьма моя и так её запихивает, и эдак - фигушки! Вот тогда-то эта ушастая хозяйке моей и говорит: вот, говорит, дурная голова ушам покоя не дает. Так и сказала, представляешь?..
Ступе было стыдно, - Лариса это поняла сразу, как только та выпорхнула из кустов и, как ни в чем не бывало, поздравила её с Великой Победой. Теперь Ступа болтала без умолку, всячески превознося Повелительницу Капустных Кочанов и расписывая её ратные подвиги.
- Да, скажу я вам, это было сражение. Ураган! Тайфун! Раз, два - и пожалуйста: сто одёжек, и все, понимаешь, без застёжек. Я чуть со смеху не лопнула. В следующий раз мы её из кочерыжки в кочергу превратим, ладно?..
Наконец, Лариса решилась.
- Знаете, мне кажется, я должна вам сказать. Вы - самая настоящая трусиха.
Девочка тут же пожалела о том, что сказала. Потому что Ступа очень-очень расстроилась. А очень-очень расстроившись, рухнула вниз, прямо на макушки высокого леса. Верно, только это их и спасло...
Сидя в обнимку на зелёной-презелёной траве, ободранные и поцарапанные, они дружно дрожали после счастливо пережитой аварии. Согласитесь, ничто так не сближает попутчиков, как какие-нибудь стихийные бедствия или жуткие катастрофы.
- За-за-зачем Вы это сделали?
- Я не-не-ненарочно, - говорила Ступа, безуспешно пытаясь унять дрожь, - просто я у-ужасно расстроилась.
- Потому, что я назвала Вас трусихой?
- Да.
- И потому, что это неправда?
- Нет. Потому, что это правда.
Они помолчали, потом ещё немного подрожали, потом Лариса сказала:
- Не понимаю.
- Но ведь это просто. Одно дело знать, что ты, например, дерево, и другое дело, когда тебе говорит об этом дровосек.
- Действительно, просто, - согласилась девочка, - только не очень понятно.
- Если ты догадалась, что я трусиха, тебе самое время от меня избавиться, разве не так? Кому сегодня нужна старая трусливая ступа?
- Но если я избавлюсь от ступы, мне придется ходить пешком. Как же я тогда успею спасти падающую звезду?
Ступа тут же перестала дрожать.
- Действительно, как?… Я об этом что-то не подумала. А ведь всё очень просто. Понимаешь, если ты от меня избавишься, тебе придется ходить пешком… Надо же! Вот так наговоришь на себя с три короба, аж перед людьми стыдно.
И совсем развеселившись, Ступа закончила:
- А всё-таки, лихо мы её отделали!

< ГАлава вторая Оглавление Глава четвертая >
на главную страницу
назад вверх