Александр Щербина
Приключения в Заземелье, или Что увидела Лариса за краем Земли
Часть II
ГЛАВА СЕДЬМАЯ
Глава без эпиграфа, но очень грустная и посему короткая.
Змей Горюныч оказался искусным летуном.
Он летел, уверенно стрекоча крыльями, невысоко над землей, но ровно и даже изящно. В какой-то момент Лариса просто залюбовалась им. "Интересно, - подумала девочка, - существуют ли специальные сачки для ловли летающих ящеров?"
Думаю, вы понимаете, почему эта странная мысль пришла Ларисе в голову. Красота красотою, а Змей Горюныч летел не на прогулку, и даже не порхал с цветка на цветок, как какая-нибудь легкомысленная бабочка... Он летел - "невысоко над землей, но ровно и даже изящно" - для того, чтобы съесть Ларису. Или, что более вероятно, сначала зажарить её в своём пламени, а потом уже съесть. Даже несмотря на всё свое богатое воображение, девочке трудно было представить себя в роли этакой аппетитненькой котлетки для проголодавшегося Змея. В конце концов, это всего лишь картинка, обыкновенный компьютерный дракон, - подумаешь! Но вот подумать у Ларисы никак не получалось: "обыкновенный компьютерный дракон" был всё ближе и ближе, у него были заспанные глаза, злобный и очень усталый вид, капельки пота блестели на широких выпуклых лбах, и запах от него шёл, как... как от действительно вспотевшего дракона.
- Быстрее, Ступочка, ну быстрее же! - шептала Лариса, но Ступочка не отвечала. И совсем не потому, что опять берегла силы. Нет, на этот раз сил не было вовсе. Ступа выдохлась, и расстояние между беглянками и Змеем сокращалось с каждой минутой. И когда внизу показался знакомый стог сена посреди незнакомого салатового поля, Ступа, сделав последний отчаянный рывок, плюхнулась прямехонько на родовое имение. Опасно звякнула бутылка, но, так и не разбившись, грохнулась вслед за Ларисой на землю. Через мгновение с самой верхушки копны к ним скатилась и Ступа, чуть не раздавив насмерть перепуганных коротышек.
- Как дела? - сразу же заговорила девочка, чувствуя одновременно жуткую неловкость и боль в ушибленной коленке.
- Спасибо. Всё Тип-Топ, - придя в себя, вежливо ответил Топ, поглубже запахиваясь в свое знаменитое пальто. Его братец тем временем уже стаскивал с головы драгоценную сомбреру.
- А за нами Змей гонится, - пожаловалась Лариса и виновато развела руками.
- Вижу.
Пришла очередь Типа. Окрыленный торжественностью момента, он приготовился выдать один из своих, надо полагать, лучших ораторских шедевров:
- О Попавшая В Беду Великанша! Разрешите мне принести Вам свои искренние соболезнования по поводу этого вопиющего, тяжелого, горького, неприятного, досадного, глупого, не стоящего внимания, и наконец, просто смешного недоразумения. И я, и мой дорогой, горячо любимый брат, великий мудрец, никогда не снимающий зимнее пальто (и особенно летом), конечно же, сделаем всё от нас зависящее, а также всё от нас не зависящее, то есть, я хочу сказать...
- Достаточно, малыш, - остановил его Топ, - некогда. Надо спасать девочку.
- Ну конечно, мой милый, добрый брат! Конечно! Я же так и говорю: надо, надо спасать бедную девочку, и сейчас же, немедленно! - от этого огнедышащего, пламяизвергающего, всёокрестиспепеляющего, и наконец...
- ...Ещёнемногоивотвотприближающегося Змея, - закончил за него брат и тревожно посмотрел на небо. - Но в главном ты прав: этот Змей опасен. Он не в себе. Случай клинический. А клин, как известно, вышибают клином. Ты меня понимаешь?
- Конечно, конечно, мой мудрый брат, я тебя понимаю! Мы возьмем самую большую, самую острую, самую клин-клинистую из наших соломинок и проткнем этого Змея как бабочку! Ведь у бабочек тоже есть крылья.
- Нет, малыш, мы не станем брать соломинку, пусть даже самую большую и острую. Мы не станем протыкать Змея как бабочку, хотя и у бабочек тоже есть крылья. Мы возьмем спички. Самые обыкновенные спички...
- О, Топ!..
- Ни слова, малыш. - Большой коротышка был сосредоточен, как никогда: его умное, серьезное личико было повернуто к Ларисе. - Не бойся, мы его задержим.
Лариса ещё ничего не поняла, а Ступа уже подхватила её и понесла прочь от стога и "вотвотприближающегося" Змея. И сначала девочка ещё угадывала в траве две крохотные фигурки, что возятся у подножия своего родового имения, а потом быстро-быстро отбегают в сторону, и вот уже над салатовым полем, на том месте, где только что было настоящее родовое имение, полыхает огромный костер, и столб пламени взмывает к небу и поглощает, окутывает клубами дыма "самого обыкновенного компьютерного дракона" - о трёх головах и двух перепончатых крыльях.

< Глава шестая Оглавление Глава восьмая >
на главную страницу
назад вверх