Александр Щербина
Приключения в Заземелье, или Что увидела Лариса за краем Земли
Часть II
ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
Чем дальше в лес - тем больше дров.
Иван Сусанин
"Путеводитель по Костромской области"
Джинн путешествовал в бутылке - так было привычнее. Время от времени из узкого горлышка раздавался его забавно искажённый голос. В основном, он задавал Ларисе всякие вопросы о встреченных ею по дороге персонажах. Когда дошло до Медузы-Вороны, Джинн засмеялся.
- Вообще-то, - сказал он, - эти крылатые недоразумения давно живут в заземельном Зверинце - в специальных клетках, и, согласно технике безопасности, обязаны носить чёрные очки. Правда, от их взглядов ещё никто никогда не каменел, но воронели многие. Особенно раньше. Посмотрит на тебя Медуза-Ворона без своих защитных очков - и одним чернокожим на свете больше. Даже сказка такая есть - про черного бычка. Только её и рассказать невозможно: едва начнешь - она тут же и заканчивается.
- Эй, путешественники, - окликнула их Ступа, разворачиваясь на посадку по всем правилам летного искусства, - кажется, мы на распутье.
Распутье в Заземелье, как и всё остальное, было какое-то неправильное. Ведь обычно как: если уж ты распутье, то изволь иметь один указующий камень и три разных дороги. Верно?.. На опушке дремучего леса, где приземлились наши герои, дорога была только одна, зато уж камней - целых три, и на каждом по аккуратной, выполненной славянской вязью надписи.
- Да-а, - протянула Ступа, честно облетев все три указателя, - выбор небогатый.
- Особо не попривередничаешь, - согласился Джинн и громко с выражением прочитал:
Как налево пойдешь - гибель найдешь...
     Как направо пойдешь - ни за грош пропадешь...
          А как прямо пойдешь - и подавно помрёшь...
- Ну, хозяйка, куда двинемся? - мрачно поинтересовалась Ступа.
- Туда, где живет Кот, - ответила девочка, стараясь не совсем упасть духом.
- Судя по этим камушкам, он уже нигде не живёт, - резонно заметила Ступа и довольно грубо обратилась к приунывшему Джинну:
- Ну, где там твое своевременное насекомое?
- ОССА?
- ОССА.
- Пожалуйста: "язык - он и до Гринписской трясины доведёт".
- Всё?
- Всё.
- Ну и где нам взять этот язык?
- Не знаю. Но совет - верный.
- Смотрите, - воскликнула Лариса, первой разглядев в ветвях ближнего дерева толстенького человечка в шапке-ушанке и болотных сапогах.
- Будем брать? - деловито осведомился Джинн и вместо чалмы на его зелёной голове оказался древний шишак, а в руке - внушительных размеров палица.
- Да ты что? - возмутилась Лариса, но Джинн и бровью не повел.
- Положено, - ответила за него Ступа, - это ведь Словолей-разбойник.
Девочка с интересом посмотрела на знаменитого подвижника. Несмотря на шапку-ушанку, одет он был вполне по-летнему: в светлую толстовку с красным пояском и холщовые штаны, нелепо торчащие из болотных сапог. Впрочем, через плечо подвижника были перекинуты настоящие крестьянские лапти. Личико у Словолея-разбойника было сытое, кругленькое, с маленькими заплывшими глазками. Во рту он держал детский свисток.
- Счас ка-а-ак свиснет, - поежилась Ступа, - ка-а-ак свиcнет.
- Я ему свистну, - пообещал ДЖОЙ свет Муромец, подбрасывая на руке стопудовую палицу.
- Может просто спросить у него дорогу? - предложила Лариса, которой совсем не хотелось обижать толстого человечка в ушанке.
- Не выйдет, - Джинн выронил палицу, и та, не долетев до земли каких-то пару сантиметров, растворилась в воздухе, - он знаешь какой говорун? Так заговорит - забудешь, зачем пришёл. С ним надо умеючи.
И сменив шишак на каску, Джинн небрежно скинул с плеча противотанковое ружье.
- Ну уж нет, так я не согласна, - решительно заявила Лариса. - Сначала переговоры. Спросим у него, как добраться до Гринписской трясины. Раз он в болотных сапогах, ему не отвертеться.
Ступа и Джинн одновременно вздохнули и обречённо переглянулись. Грозный истребитель танков исчез, и на его месте теперь стояла точная копия Ларисы - в натуральную величину. Хотя и очень зелёная.
- Не поминайте лихом - голосом Джинна сказала зелёная Лариса и, застегнув пуленепробиваемый жилет, строевым шагом двинулась к Словолею-разбойнику.
Заметив парламентария, подвижник пересел поближе к стволу и предостерегающе свистнул.
Джинн материализовал из воздуха микрофонную стойку, подключил к усилителю два подоспевших динамика, каждый величиной с книжный шкаф, и свистнул в ответ.
На ближайших деревьях сразу наступила осень, потому что всё, до последнего листочка, как ветром сдуло, а вдобавок ко всему, на землю большой перезревшей грушей шлепнулся несчастный подвижник. При падении он совсем некстати потерял свою шапку-ушанку, а заодно и свисток.
- Хэлло, фрэнд, - приветственно улыбнулся Джинн, выуживая из пустоты кресло-качалку.
- У вас ужасное произношение. И кошмарный заземельный акцент, - Словолей-разбойник поискал в траве шапку-ушанку, но плюнул. - Даю уроки английского.
- Спасибо, - вежливо поблагодарил джинн, с удовольствием раскачиваясь в кресле.
- Пожалуйста. Начнём?
- В следующий раз.
- Когда?
- Когда рак на горе свистнет.
Словолей поискал свисток, но снова плюнул.
- Не свистнет, а каркнет. И не на горе, а на горе, - назидательно сообщил он.
- Это ещё почему?
- Так говорят.
- Кто?
- Все. Когда рак на горе каркнет.
- Свистнет, - поправил Джинн, раскуривая трубку и напрочь забывая, что он - это не он, а маленькая зелёная девочка, которой не пристало выпускать из ушей табачный дым, пусть даже такими изящными кольцами.
Словолей проследил взглядом очередное колечко и напомнил:
- Каркнет.
- Свистнет.
- Глупости. Что и у кого он свиснет?
- Не что, а как - громко.
- Раки не свистят, - отрезал подвижник.
- И не каркают, - добавил Джинн.
- И не воруют.
- Правильно, - согласился Джинн.
- Ещё бы. Приятно поговорить с умным человеком.
- Сенкью.
- У вас ужасный акцент. Даю уроки английского.
- В следующий раз.
- Когда?
- Когда рак на горе...
- ...на горе...
- ...свистнет.
- ...каркнет.
- Глупости.
Когда Джинн, вновь облаченный в чалму и халат, возвратился на позиции, глаза его сияли радостью.
- Он от меня ничего не узнал, - заверил он Ларису. - Ничего!
- А ты?
- Что?
- Ты узнал у него, как пройти к Гринписской трясине?
- К трясине? - Джинн нахмурился и потер лоб. - Ты говоришь - к Гринписской трясине... хмм... А где это?
Лариса только вздохнула. Словолей-разбойник и вправду мог заговорить кого угодно. Ведь он так любит всех учить. Братьев-коротышек словокулярной грамматике научил, а Добрых Молодцев - Угловатому Кодексу... Ну что ж, в конце концов, у Ларисы богатый опыт общения с учителями. Почему бы и не попробовать.
- Здравствуйте, - вежливо улыбнулась она, подходя к словоохотливому подвижнику.
- Здравствуйте. У вас кошмарное произношение. Даю уроки русского. Фонетический курс.
- Как мило с вашей стороны, - обрадовалась девочка. - А уроки географии вы не даете?
- Как же, как же, лучшего учителя вам не найти во всём Заземелье.
- Тогда научите меня, пожалуйста, как пройти к Гринписской трясине.
- С удовольствием, - тут же согласился подвижник.
Всё оказалось так просто, что Лариса даже не поверила. Поэтому на всякий случай она достала из кармана маленькие такие шарики...
- Всё Заземелье, как вам должно быть уже известно, состоит из двух воображаемых полушарий - Внешнего и Внутреннего. Внешнее - включает в себя все поля, леса, горы, долины, озера и реки, а также - Великий Ядовитый океан, который мы привыкли называть морем. Тем самым известным вам морем, что омывает Городскую Площадь, которая в свою очередь является самостоятельным географическим островом и вместе с тем своего рода границей двух полушарий. Дома, которые вы можете лицезреть на Городской Площади, - не что иное, как скромные фасады иного пространства, иных Заземельных миров, которые, собственно, и составляют второе - Внутреннее - полушарие нашей прекрасной планеты. Это царство городов. Вам достаточно лишь заглянуть за одну из дверей - и вы можете очутиться, ну, скажем, в городе Теней, где научитесь проходить сквозь стены и пугать одиноких прохожих; или, оказавшись в Красном городе, вместе с рыцарями Заземельного ордена приобщитесь к разнообразным изящным искусствам; вы можете запросто, по своему вкусу, выбрать город Подходящего Солнца и остаться там до самого заката; а любители всякой живности никогда не пройдут мимо заземельного Зверинца, где животным нет числа, а часто и названия; в городе Междуусобных Близнецов вы услышите чудесную легенду об одном бедном художнике, который нарисовал однажды гроздь винограда и дал имя целому народу; а в Королевском театре вы ещё сможете лицезреть великого и непревзойденного сэра Бернара со своим шоу. Да мало ли какие чудеса ждут вас за стенами этих крохотных неприглядных домишек, ютящихся на Городской Площади, - площади, что, омываемая Великим Ядовитым, является самой настоящей границей двух воображаемых полушарий, кои вместе и образуют наше прекрасное, замечательное, бесконечно родное, удивительное Заземелье!..
Словолей-разбойник в изнеможении бухнулся на траву и выжидательно посмотрел на ученицу.
Лариса вынула из ушей ватные шарики и вежливо улыбнулась:
- Извините, я немного прослушала. Насчёт Гринписской трясины.
Подвижник растеряно почесал затылок.
- Трясины? Странно.
- Да, да, Гринписской трясины. Той самой, откуда доносится страшный вой Ученого Кота в час, когда силы зла властвуют в Заземелье.
- Глупости. Стоило беспокоить меня из-за такой ерунды. Давно бы сами дошли. Она тут везде. Зря я что ли вместо лаптей болотные сапоги ношу… Пойдешь в лес прямо по дороге, шагов через сто и начнётся трясина эта треклятая. Иди смелей - не промахнешься.
И Словолей-разбойник покарабкался обратно на дерево. Уже устроившись на ветке, он спросил:
- Может тебя ещё чему-нибудь научить?
- Спасибо, я спешу.
- У тебя ужасное произношение, как насчет фонетического курса?
- Потом.
- Когда?
- Когда рак... - начала было Лариса, но тут же прикусила губу.
А через несколько минут уже торопила друзей в дорогу.

< Глава девятая Оглавление Глава одинадцатая >
на главную страницу
назад вверх