Александр Щербина
Приключения в Заземелье, или Что увидела Лариса за краем Земли
Часть II
ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
О, Гамлет, положи меня на место!
Бедный Йорик
Второй уровень окрасил Кудыкину гору в цвет хаки. Веселее от этого гора, понятно, не стала. Те же низкие тучи, то же тяжелое, насупившееся небо. Чёрт сидел в песочнице и ожесточенно лепил куличи. Вид у него был самый что ни на есть воинственный, а мундир наполеоновского канонира и целая батарея закупоренных бутылок вокруг ломбарда выглядели чрезвычайно внушительно.
- Стой, - крикнул Чёрт, выскакивая из песочницы с бутылкой шампанского наперевес, - стой, кто идёт?
Вообще-то никто никуда не шёл: Лариса смирно стояла в кособоком ящике, в котором, при большом желании, ещё можно было распознать Ступу. Ящик висел в воздухе и тоже не двигался с места. Несмотря на все старания девочки и Джинна, Ступа так и не оправилась от удара. Конечно, она снова могла летать и иногда даже довольно ровно, но вот внутри у неё что-то случилось. С того самого момента, как возрождённая стараниями коротышек Ступа заглянула в ближайшую лужу, дабы увидеть своё отражение, она больше не произнесла ни слова. И как ни билась Лариса, как ни уговаривала несчастную Ступу, та только отворачивалась и мрачнела ещё больше.
- Стой, стрелять буду! - опять заладил Чёрт и начал раскручивать проволоку на шампанском.
Но Лариса не испугалась. Напротив, с самым доброжелательным видом наблюдая за стараниями чёрта, она сочла нужным предупредить:
- Только, пожалуйста, будьте осторожны. Вдруг там снова окажется джинн...
- Какой джинн? - насторожился Чёрт.
- Ну не волшебный, конечно, а такой, знаете, который пьют взрослые змеи.
Чёрт подозрительно уставился на девочку, затем на шампанское, потом закрутил проволоку обратно.
- А ты откуда про волшебных джиннов знаешь?
- Да так ...
- Что значит "так"? - обозлился Чёрт, и снова принялся за проволоку. - Ну-ка говори, несносная девчонка, кто тебя подослал?
- Никто. Я сама пришла.
- И зачем?
- Да вот, говорят, вы джиннами приторговываете.
Чёрт выронил шампанское из рук и бутылка, исчезла в недрах песочницы.
- Кто... говорит?
- Кому надо тот и говорит. Непорядок, понимаете. Придётся протокольчик составлять. О ввозе на территорию Заземелья контробандного товара.
Девочка степенно сняла чалму и выудила из неё блокнот и ручку.
- Так... Фамилия, имя, отчество? Место рождения?
И тут Чёрт не выдержал:
- Гражданин начальник, да что вы такое говорите? У меня же ломбард, Городская лицензия, ну какие джинны, ну послушайте...
- Так и запишем, - констатировала основательно позеленевшая Лариса, - фамилию сообщить отказался... Пойдём дальше. Год рождения?
Чёрт совсем сник и, уткнувшись в лапы пятачком, захныкал:
- Какой год! Ну какой год! Откуда же мне знать, какой? Эх, гражданин начальник, невинному чёрту такое дело шьете... Э-эх...
- А как насчёт хранения пробкострельного оружия?
И уже не таясь, Джинн с разбегу нырнул в песочницу, где минуту назад исчезла бутылка шампанского.
Одураченный Чёрт ещё хлопал глазами, когда из Ступы появилась настоящая Лариса и, не давая ему опомнится, выпалила, как учил Джой:
- Предлагаю обмен: я вам - джинна, вы мне - мои цифры.
Чёрт долго молчал, сопел, щёлкал хвостом и, наконец, длинно и многозначительно протянул:
- Та-а-а-ак...
После этого как бы невзначай запустил лапу в песочницу, но обнаружил только наполовину початое шампанское.
- Значит мало того, что ты украла у меня Ступу, я тебе за это ещё живого джинна подарил!...
- Ну уж нет, - возразила Лариса. - Ступу вы мне сами отдали...
- Одолжил! Одолжил, а не отдал. А теперь что ж? Где моя собственность?
- Вот, - девочка погладила ящик, - только что из капремонта. Ещё краше прежнего.
- Что?! - завопил Чёрт. - Вот эта цветочная кадка - моя говорящая Ступа?!
- Уже не говорящая, - честно предупредила девочка и снова погладила Ступу по кривенькому боку. - И не кричите на неё. Никакая она не кадка. И никакая не ваша. Сами-то, сами: украли её у ведьмы, а хозяйку в бочку посадили да в море выбросили, вот!
- А-а-а! - завизжал Чёрт, размахивая руками, как мельница. - Шпионка! Провокаторша!.. Да я тебя... Да за разглашение!.. Да я... Собственными руками!.. Да из артиллерийского орудия!..
Он снова бросился шарить в песке, но бутылка из-под шампанского к этому времени оказалась совершенно пустой, если не считать Джинна, что, обосновавшись внутри, строил Чёрту уморительные рожи.
Недолго думая, Чёрт заткнул бутылку пробкой.
- Есть! Попался, голубчик! Теперь отправишься обратно в ломбард.
Джой заметался в бутылке, извергая проклятия и угрозы - и тайком подмигивая Ларисе.
Чёрт был доволен. Лариса тоже. Впрочем, оставался вопрос о цифрах.
- Какие такие цифры? - Чёрт демонстративно зевнул и отправился открывать ломбард.
- Но вы же обещали!
- А вот и нет.
- Но...
- Я занят. Не мешайте работать.
- Но послушайте! - взмолилась Лариса, глядя как последняя циферка на её драгоценных часиках мерцает уже едва-едва, словно старается из последних сил. - Послушайте! Хотите, я куплю какую-нибудь душу? Или даже две?
- Нечего, нечего, купила уже однажды, хватит, - Чёрт ещё раз проверил пробку. - Говорю тебе, не приставай. У меня ревизия.
Девочка расслышала тяжёлый вздох: это Ступа, её родная молчаливая Ступа, тяжело переваливаясь в воздухе, мрачно последовала за Чёртом.
Лариса готова была расплакаться.
- Кышь, кышь! - раздалось из ломбарда. - Чего привязалась? У меня тут не утильсырье - всякий хлам собирать. Ковыляй отсюда, милая!
Ступа боком вылетела из ломбарда и шлепнулась наземь.
- На вот, - рассмеялся Чёрт, обращаясь к девочке, - забирай свою Ступу. Дарю. Списанный товар.
Лариса вдруг пожалела о том, что не мальчишка. Ей впервые в жизни захотелось подраться. Ах, если бы здесь был этот невозможный Корольков, уж он бы, конечно, не стал стоять, размазывая по щекам слезы и хныча, как какая-нибудь плакса...
- Давайте, давайте, - поторапливал Чёрт, ничуть не обращая внимания на разведенную Ларисой сырость. - Некогда мне тут с вами. Поторапливайтесь.
У девочки больше не было сил. Она проиграла. Она проиграла цифры, проиграла Игру, и ещё - что-то важное, что-то в себе... Но об этом она ещё не очень умела думать...
С нелёгким сердцем забралась девочка в ящик, и опальная Ступа, пыхтя и отдуваясь, тяжело поднялась в воздух.
А на маленьких наручных часиках - тех самых, что отсчитывали время компьютерной жизни, - вспыхнула в последний раз последняя цифра, вспыхнула - и погасла!
- Ограбили! - раздалось откуда-то снизу. - Ай-яй-яй, люди добрые, что же это делается? Чёрта ограбили! А-а-а!..
- Вот зануда! - в сердцах подумала Лариса, но, должно быть, подумала вслух, потому что услышала вдруг знакомый замечательный басок.
- И не говори, хозяйка. Столько крику - из-за каких-то двух несчастных цифр.
- Ступа! Ступочка!.. Ступонька!... Ты заговорила!
- А ты ещё не заметила? - повторила Ступа уже сказанную когда-то фразу и опять, как тогда, озорно вильнула боками.
- Милая, родная, добрая моя Ступочка... Ты самая лучшая, самая замечательная подруга на свете.
- Конечно, я всегда это говорила. А этот можжевеловый ещё не верил.
- Погоди, погоди, - спохватилась Лариса. - Ты сказала о цифрах... Ты...
- Я.
- Ты взяла у Чёрта...
- Угу.
- Ты стащила у него наши цифры!
- А зачем, по-твоему, я таскалась к нему в ломбард?
Лариса смеялась и плакала, и гладила Ступу по шершавому теплому боку, и опять и опять смотрела на свои часики, где на маленьком круглом циферблате ярко и смело перемигивались две новенькие, две такие замечательные и такие необходимые цифры.

< Глава двенадцатая Оглавление Глава четырнадцатая >
на главную страницу
назад вверх