Александр Щербина
СКИФ И "ДЕСЯТЬ НЕГРИТЯТ"
ГЛАВА IV. ДИАЛОГИ

- Теперь, медам и мсье, прежде чем вы разойдетесь по своим комнатам, где я поговорю с каждым отдельно, мне хотелось бы прояснить общую ситуацию. Если чьи-нибудь сведения покажутся неточными, прошу вас, не стесняйтесь - поправляйте ближнего своего. Аминь.

Если я правильно разобрался в ситуации, этот новоявленный пастырь призывал нас изобличать друг друга. Неплохой стимул для исповеди.

Комиссар спрятал платок и, поудобней устроившись на стуле, сладко потянулся:

- Итак: где кто расположился, чем занимался с момента совместной трапезы вплоть до того, как узнал об убийстве... Начнем с вас, мсье Крэг. Все, что вы рассказали мне на катере, мы можем смело забыть. Теперь заново...
- Комиссар, я похож на попугая?..
- Вы похожи на дурака, если вам угодно играть с законом.
- Боюсь, что первенство здесь принадлежит вам, комиссар... комиссар Флёр-де-нав* ?.

* fleur de nave (франц., арго) - дурак из дураков, кретин

От блаженного настроения комиссара не осталось и следа:

- Флёрденэ! Меня зовут Флёр-де-нэ! И я вам здесь не клоун на арене и не франт** с Монмартра...

** "франт" на французком арго звучит как "флёр дэ пуа" - fleur des poi

Он запнулся, но было уже поздно. Напряжение последних часов прорвалось не совсем нормальным, зато искренним смехом. Минут пять мы не могли остановиться. Утирая выступившие слезы, мы хохотали в полную силу.

Комиссар стоически пережидал нашу истерику.

- Полагаю, когда кончится предварительное расследование и мы отправимся в полицейский участок, кому-то будет не до смеха.

Наше нездоровое веселье кончилось также внезапно, как началось. Что ни говори, мы были под подозрением и от прозорливости этого цветочного горшка во многом зависела наша участь.

- Итак, мои вопросы остаются в силе. Мадам и мсье Бурне, не так ли?

Коммерсант открыл было рот, но м-м Бурне взяла инициативу в свои руки.

- Совершенно верно, господин комиссар.
- И что же вы можете рассказать?
- Ничего, господин комиссар. Я покинула эту залу вслед за м-м Леруа, то есть.. - она со значение покосилась на девушку, - вслед за м-ль Эме. Выбрав себе комнату, я попросила м-ль Эме постучать, когда настанет моя очередь воспользоваться душем.
- Вы выбрали комнату...
- На третьем этаже. Я надеялась, что хоть там не будет этой мерзкой живности... ну, вы знаете... Но увы... Когда пришел муж и мы уже готовились переодеваться, огромная, просто чудовищная крыса выскочила на середину комнаты и нагло уставилась на меня, - я уверена, что она мне угрожала. Я не то чтобы испугалась - я просто прикрикнула на нее, чтоб она ушла, но на мой крик, не знаю почему, прибежали все остальные. Получилось очень неудобно, вы понимаете, мой Бу-Бу был не совсем одет, он так растерялся...
- Понятно, - комиссар обернулся к мсье Бурне. - Кто прибежал на крик вашей жены?
- Я же говорю, там были все, - воскликнула м-м Бурне, - вы бы видели их перепуганные лица, особенно у м-ль Эме. Знаете, она была почти голой...
- Благодарю за подробность, - Элен сжала губы. - Подумать только, какая избирательная память...
- Итак, - вмешался Флёрденэ, - там были все...
- Нет, - вставил свое слово мсье Бурне и замолчал.
Комиссар посмотрел на него:
- Вот как?
- Там не было мсье Леруа.
- Это важно, - кивнул комиссар и высморкался.
Обращаясь к м-м Бурне, он уточнил:
- Ведь к тому времени мсье Леруа был уже мертв, не так ли?
- Ну да, кончено... То есть, откуда мне знать!
- Мсье Бурне, на каждом этаже по три комнаты. Ваша комната, если смотреть от лестницы...
- Слева, - вступила м-м Бурне, - если смотреть со стороны лестницы - слева.
- Кто ваш сосед? Комната прямо напротив лестницы.
- Насколько я знаю - мсье Скиф.
- Да, это моя комната.
Флёрденэ оглядел меня с ног до головы.
- Очень хорошо. Продолжайте, мадам.
- Мы уже раздумали принимать душ, когда мсье Скиф постучал к нам и позвал вниз. Я сразу поняла, что что-то случилось. Этот ужасный дом, везде грязь, сырость. Пахнет привидениями. А эта история с булавкой, вы не представляете, насколько все это серьезно. Мне говорила одна знакомая...
- До того, как вас напугала крыса, вы не покидали свою комнату?
- Разумеется нет.
- А вы?
- Я? - переспросил Бурне.
- Вы.
- Я - нет.
- А кто - да?
Бурне задумался.
- Крыса. Она улизнула под дверь, как только моя жена позвала на помощь.
- Я никого не звала, Бу-Бу. Я пугала крысу.
- И все-таки, мсье Бурне, вам нечего добавить к рассказу своей супруги?
- Крыса была огромная.
- Понятно. Чем вы занимаетесь в свободное от туризма время?
- Я коммерсант.
- В какой области?
- В какой? - Бурне посмотрел на жену. - В разных.
- Это коммерческая тайна, - сурово произнесла м-м Бурне.
- Прекрасно.
- Что-нибудь еще, мсье комиссар?
- Нет. Остальные вопросы у вас в комнате... Мсье?..
- Луазо, Эжен Луазо, - отрекомендовался доктор. - Комиссар, к сожалению, мне нечего вам рассказать, поэтому, дабы не отнимать у вас времени, буду предельно краток, насколько позволят описываемые события и мое добросовестное их изложение. Когда мсье Крэг любезно взял на себя заботу о благоустройстве ширмы для душа, весьма оригинально решив эту проблему (всего три банкетки, одна клеенка - и готово), мы с мсье Скифом и мсье Бурне отправились занимать комнаты, что, надо вам сказать, было не совсем легко; я не имею в виду мсье Бурне - за него уже постаралась м-м Бурне, тогда как нам пришлось довольствоваться...
- Прошу вас, доктор, говорите короче.
- Понимаю. У вас много дел... Да. Я расстался с ними на площадке второго этажа. Они пошли наверх. Я выбрал свободную комнату. Справа от лестницы... А, нет! сначала я хотел выбрать комнату напротив лестницы, но потом подумал, что это прямо, как проходной двор: ты выходишь - и сразу видишь лестницу и столовую внизу, да и тебя все видят, а кроме того, мимо постоянно поднимались бы на третий этаж и спускались вниз, а половицы здесь, вы должно быть заметили, совершенно невозможно скрипят, я подумал, что в такой комнате можно сойти с ума; в общем, как врач я себе отсоветовал и занял комнату справа - это если смотреть от лестницы... Кстати, не понимаю, зачем в каменных домах стелят деревянные доски, все одно холод и никакой эстетики...
- Доктор, вы хотели сказать что-то об убийстве.
- Понимаю. Это важно: алиби и все такое. Моя очередь в душ была после мсье Скифа. Ожидая его стука, я подготовил умывальные принадлежности, снял пиджак и присел к письменному столу, знаете, у меня обширная корреспонденция, всегда найдется пара-тройка писем, на которые не успеваешь ответить, кроме того, я отправляю в конвертах визитные карточки в разные организации, бывает, что таким образом находятся клиенты, ну и, конечно, амурные послания, я не считаю, что в наше время...
- Время, черт вас возьми, доктор, - время!..
- Да, да, сейчас... Когда раздался крик м-м Бурне, а кричала она, поверьте, очень громко, я выскочил на лестницу, где встретил Крэга, м-ль Элен (бедная девушка была совершенно перепугана и, думаю, нетактично винить ее за некоторый беспорядок в одежде), на третьем этаже к нам присоединился и мсье Скиф. Надо сказать, в первый раз, когда я увидел его на пристани, я подумал о японских самураях, но в этот момент бедный малый был явно не в себе, и глаза у него стали круглые и совершенно пустые, как при болезни Дауна... Все, все, я закругляюсь. Когда закончилась вся эта шумиха вокруг крысы, я вернулся к себе, правда, писать уже не мог, просто сидел и ждал, пока мсье Скиф постучит ко мне. Он постучал, но совершенно не затем, чтобы я умылся под душем. Грубо говоря, мое место было занято. Там лежал мсье Леруа с дыркой в груди. Я осмотрел труп. Думаю, он был уже двадцать минут как мертв. Всё.
- Итак, - вздохнул комиссар Флёрденэ, - если я правильно понял, сейчас вы занимаете комнату на втором этаже, справа от лестницы, кроме как на крик м-м Бурне вы никуда не выходили вплоть до того, как узнали о смерти Леруа. Так?
- Так.
- Спасибо, это все, что я хотел услышать.
- Рад был вам помочь, комиссар. С вашего позволения, я закурю. Флёрденэ откинулся на спинку стула и потянулся так, что хрустнули суставы.
- Разумеется. Если дамы не будут против, - отдав дань вежливости, он сам вынул из внутреннего кармана когда-то белого пиджака красиво изогнутую трубку и не спеша начал ее набивать.
"Ну конечно, - констатировал я про себя. - "Мэгрэ и его трубка".
- Мсье Скиф, вы первый обнаружили труп. Может статься, вы последний видели мсье Леруа живым. Не хотите ли поделиться с нами вашими впечатлениями?

Если у меня и было такое желание, теперь оно наверняка пропало. Я уже и раньше подозревал, что нахожусь на особом, весьма сомнительном положении. И все-таки, как мог обстоятельно я рассказал все, что видел и думал по этому поводу. Однако, мой рассказ, скорее всего, оказался полной противоположностью монологу предыдущего оратора. В смысле количества слов и запятых. Кроме того, меня постоянно сбивала дурацкая манера слушать, которая именно с моего выступления обнаружилась у комиссара Флёрденэ. Ни разу не перебив, он все время кивал головой и ободряюще улыбался.

- Неплохо, молодой человек, неплохо, - по-отечески тепло поздравил он меня, после чего хлюпнул носом и принялся раскуривать трубку.
- Итак, вы уверены, что Крэг находился в поле вашего зрения...
- Я сказал только, что узнал его фигуру в прихожей. Но там было темно.
- Крэг, вы выходили на улицу? - продолжал пыхтеть комиссар, раскуривая трубку.
- Я выбрасывал крысу.
- А может вы выгуливали фокстерьера?
- Я выбрасывал крысу.
- Любопытно.
Трубка наконец задымила, и комиссар с наслаждением выпустил несколько колец. Одно слово - комик, я все больше в этом убеждался.
- Хорошо, - он обернулся к смотрителю маяка, - ну, теперь с вами. Только один вопрос: куда вы отправились вечером?
- В башню. Надвигается шторм. Маяк должен исправно работать.
- Вечером, если мне не изменяет память, шел дождь, ливень.
- Да, надвигается шторм.
- Когда вы вернулись?
- Когда я вернулся, они его уже убили и сидели, как ни в чем не бывало.
- Откуда у вас эта булавка?
- От боцмана, с которым я плавал на "Ile de Cite". Это древняя булавка. С ней связана целая история.
- Я знаю. Я уже был здесь. Совсем недавно.
- Я помню, с двумя полицейскими... Помогите мне, комиссар. Они все убийцы, особенно этот Крэг и этот... - старик запнулся.
- И кто?
- Да нет, никто... - он посмотрел на клеенку, служившую теперь саваном.
- Итак, вы все время провели в башне?
- Да.
- Я могу потом с ней ознакомиться?
Старик, подумав, кивнул.
- Что ж, мадмуазель, теперь ваша очередь. Элен Эме, если я правильно понял, экс-супруга мсье Леруа.
- Всегда удобнее представиться супругами, чтобы не нарваться на какую-нибудь дотошную старушку, которая испортит вам печень своими ханжескими замечаниями... Вот, мсье, я же говорила, вы поглядите, как она на меня смотрит, прямо испепеляет взглядом. На "старушку" обиделась, милочка.
- Прошу вас, мадмуазель...
- Хорошо, хорошо... Подумайте, как наша полиция уважает старость... Я ушла первая. Как вы догадываетесь, меня замучили лицемерными вздохами... Я выбрала комнату на втором этаже, кстати до сих пор у себя в комнате я не видела ни одной крысы. Очевидно, они предпочитают плесень...
- Ах, ты...
- Спокойно! - взревел комиссар. Звук был такой, словно трубящему слону пережали хобот, - м-м Бурне, м-ль Элен, здесь ведется следствие по делу об убийстве.
- Вот именно, - подтвердила м-ль Элен. - Итак, когда меня замучили вздохами и сюсюканьем, я поднялась на второй этаж и выбрала комнату слева от лестницы, выходит, в противоположном от доктора конце коридора.
- Когда вы видели мсье Леруа в последний раз?
- Я искупалась, потом поднялась к себе и сказала Анри, что душ свободен. Он ушел, и больше я его не видела, - во всяком случае, живым.
- Вы говорите об этом достаточно спокойно.
- Что вы, со мной была настоящая истерика. Доктор может подтвердить. И Скиф тоже - он меня успокаивал, даже гладил по голове, как маленькую. Знаете, я никогда до этого не видела настоящего живого трупа. То есть, конечно, мертвого... В общем...

Вспоминая, как эта женщина разделалась со своими каблуками, я подумал, что на месте Флёрденэ не принимал бы ее слова близко к сердцу. Комиссар потушил, наконец, свою трубку, и нам стало легче дышать, правда, только в прямом, анатомическом смысле. Так как ситуация по-прежнему была не для слабонервных.

- Какие отношения связывали вас с покойным?
- С покойным ?! Разумеется, никаких. А пока он был жив, я с ним спала. Он меня любил, я его нет, - очень просто. Отец его - очень богатый человек, сейчас он при смерти. Анри должен был стать золотым мальчиком. Не повезло.
- Кому?
- Мне, конечно. Мы ведь даже не были обручены. Отец бы проклял его, узнав, что он связался с такой, как я. Приходилось ждать, пока старикан умрет. Ну теперь-то плакали мои денежки... И значит, убивать Анри мне было не очень выгодно, если вы это имели ввиду.
- Допустим. Разумеется, все это подлежит проверке.Итак, вы поднялись к себе...
- Да, потом Анри ушел, я осталась одна... и уже ложилась в кровать, когда услышала визги м-м Бурне. Я грешным делом подумала, что кто-то с первого раза не заколол поросенка... Ну а потом, конечно, перепугалась насмерть этих выстрелов...
- Что?! - комиссар вскочил со своего места, - чего вы перепугались?
- Ну, не выстрелов, - одного выстрела, какая разница...
Крэг угрюмо посмотрел на м-ль Эме, по губам его можно было прочесть довольно внятное ругательство.
- Так, кто еще слышал выстрелы?
- Я слышал...
- Да мы все слышали...
- Крэг выстрелил в крысу. Крэг настоящий мужчина, - подвела итог м-м Бурне.
- Почему же, черт возьми, ни один из вас не рассказал мне об этом раньше, если вы столько трепались Бог знает о чем?!
Честно говоря, меня этот вопрос поставил в тупик. Я-то думал, что пистолет уже...
- Крэг, - комиссар нахмурил брови и даже перестал хлюпать, - у вас есть оружие?
Крэг достал "магнум".
- Ого... Насколько я понимаю, это профессиональная вещица. Думаю, глупо спрашивать, есть ли у вас разрешение. Ну, а где вы это покупали и за какие деньги, - будете объяснять в участке. Пока орудие убийства - булавка, и меня интересует она.
Комиссар сунул пистолет во внутренний карман и, успокоившись, снова захлюпал:
- Значит, мсье Крэг, или как вас там по-настоящему, вы прикончили крысу в апартаментах супругов Бурне и пошли выбрасывать ее на улицу, под дождь, и мсье Скиф был настолько любезен, что успел вас заметить. Интересный расклад, не правда ли?

Ничего интересного я здесь не видел, более того, совершенно не представлял, что можно вынести из всей этой двухчасовой болтовни. Кстати, по времени должно уже светать. По-видимому, эта мысль посетила не только мою голову. Комиссар почесал залысину и зевнул:

- Пардон, медам, пардон, мсье, думаю, на сегодня достаточно. Объявляю шестичасовой перерыв на сон. Можете расходиться. Скиф, Крэг и вы, хозяин, задержитесь еще на несколько минут.

После вялых пожеланий спокойной ночи, которая на самом деле была уже неспокойным утром, в зале остались мы вчетвером.

- У вас есть ледник? - обратился Флёрденэ к старику.
- Конечно.
- Труп мы перетащим туда. Кстати, вы обычно ночуете на маяке?
- Да.
- Придется на время следствия перебраться в дом. Как я понял, на третьем этаже осталась свободная комната справа. Так что будем соседями.
Я решил, что мне пора вмешаться.
- Позвольте, комиссар, но соседняя комната моя - как раз напротив лестницы, третий этаж - я же говорил.
- Все верно, все правильно. будем жить вместе, мсье Скиф, в одной комнате. Пустых все равно больше нет. Разве что завтра освободится за ненадобностью, а, мсье Скиф? Как насчет женских булавок?

Я судорожно пытался представить, какое выражение лица должно быть у убийцы, загнанного в угол, и сделал все, чтобы на моем лице ничего подобного не отразилось.

- Господи, мсье Скиф, что с вашим лицом?
- Все в порядке, - проговорил я, с трудом раздвигая челюсти.
- Расслабьтесь, я же пошутил, - комиссар действительно рассмеялся довольно непринужденно, - ну не сердитесь на меня, пойдемте. Согласитесь, вдвоем нам будет веселее: мне спокойнее, и вы глупостей не наделаете.

Я согласился, даже попробовал улыбнуться, и только когда мы уже входили в мою комнату, до меня дошел смысл последней фразы. А когда, разбирая свою постель, я услышал с соседней кровати знакомое перещелкивание, то совсем упал духом.

- Прежде, чем пожелать вам спокойной ночи, мой дорогой мсье Скиф, хочу предупредить, что сон у меня профессионально чуткий, а "магнум-357" - игрушка серьезная, и стреляю я, думаю, не хуже вашего Крэга...

И в последний раз хлюпнув истерзанным за день носом, комиссар отчаянно захрапел.


Рисунок Скифа
на главную страницу
назад вверх