Александр Щербина
СКИФ И "ДЕСЯТЬ НЕГРИТЯТ"
ПРОЛОГ

...Когда некий солидный импресарио, которого я почему-то уже три года считаю своим, в очередной раз оставляет мой актерский гений без ангажемента, я иду в редакцию "Фигаро" - четвертый этаж, от лифта направо, третья дверь по коридору - и, не обращая внимания на телодвижения секретарши, вхожу в кабинет Леблана. Иногда он действительно оказывается один. В любом случае, ему приходится подыскивать мне дело. Он выдает информацию: что, где. Детали я уточняю на месте, вымучиваю максимум строк, раскидываю там и сям восклицательные знаки, - получается статья, которую я подписываю творческим именем СКИФИУС ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ. Леблан хвалит меня за профессиональное чутье, исправляет грамматические ошибки, убирает все восклицательные знаки и сокращает псевдоним до СКИФ. Затем несет этот бред в редакцию. Не знаю почему, но меня считают неплохим журналистом.

Те франки, что набегают в конце недели, я трачу на все самое необходимое - по усмотрению моей подруги. В прошлый раз, если не ошибаюсь, я сделал н а м подарок в салоне женских шляп, выложив всю свою наличность за грубое подобие перевернутого абажура.

Дело, которое Леблан подсунул мне в этот раз, пахло если не нафталином, то уж плесенью - точно: фамильная реликвия, плюс, в качестве бесплатного приложения, манускрипт, - все это на маяке, посреди морской сырости. Короче, тащиться черт знает куда, черт знает зачем и неизвестно насколько.

Несмотря на то, что газета обещала хорошо оплатить материал, я оказался тем бессловесным ослом, на которого свалили ценную, но обременительную поклажу. Леблан долго тряс мою руку и желал веселого плавания. Я обещал развлекаться вовсю, дабы по возвращению сожалеть только о том, что морская болезнь не передается через рукопожатие.

Собрав вещи, я отправился в порт.

на главную страницу
назад вверх