Александр Щербина
КРАСНЫЙ КВАДРАТ

Не говори о том, чего ты знать не можешь, промолчи,
И так всё скажут, - мало ль умников, рисующих в альбомах,
На стене – за неимением – и просто на салфетках:
Голубков, купальщиц голых или красные квадраты…
Черт-те что и сбоку слава;  ты же знаешь – миром правят геростараты,
Казимиры, квазимоды, казематы…
Вот повестка, аты-баты, загорай в далекой Африке –
Билет туда и – может быть – обратно,
Это  значит: ты вернешься, вероятно…

Не прячь глаза – твоя неяркая, но верная звезда
Найдет тебя за гранью шквального огня,
На грязных вмятинах ландшафта, в страшных шрамах haut couture,
На Южном фронте без потерь с любых сторон, но с построением во фрунт,
С победным маршем, с балаганом из братанья и плененья городов  
И с целым ворохом гравюр на эту тему,
И на многое еще, чего бы не было, когда б не эта Африка, война,
И «аты-баты» в том числе, и не билет туда обратно,
Всё, прощай, мой беглый раб…    

А впрочем, тысяча солдат пройдут – и мина не взорвется,
Тыща первый же наступит – он всегда был невезучим:
Даже в детстве, или даже много раньше – в прошлой жизни,
В прошлом веке преклоненья перед красным и квадратным,
Намалёванным однажды не его, увы, рукою,
Той рукою, что теперь лежит в канаве, запекаясь черной кровью,
В изголовье чьи-то тени, медсанбат, обрывок неба, чей-то голос:
«Бедный Йорик! Умирать в такое лето…»

А впрочем, нет, -  и вслед за летом, вероятно, будет осень,
Будет слякоть, вероятно, ты очнешься, чуть помедлив,
У подножия до боли незнакомого Монмартра,
Вероятно, весь в медалях, орденах, безвкусных ленточках
Французских легионов; что ты хочешь: миллионы не вернулись –
Ты вернулся, ты уже почти что дома,
Ловишь взгляды одиноких и голодных,
Не моложе и не старше, может – будущих купальщиц,
Может – нет, но всё возможно, если только это ты,
А не другой – такой же точно, но живой, но, Боже мой,
Об этом думать невозможно...
                                         И не думать невозможно…
на главную страницу
назад вверх