Александр Щербина
ГАМЛЕТ И ДРУГИЕ
соло для одиноких туб в оркестровой яме

Уснуть... и видеть сны? Вот и ответ…
«Гамлет»,
сочинение Уильяма Шекспира
в переводе Бориса Пастернака


Уснул...
И видел сны...
Сварливый Гамлет
Играл в слова. Глагол на букву «бэ»
(Или не «бэ») никак не лез в регламент
Английских туб – «Туби, тубой, тубе...»

Судьбе угодно убивать красиво,
Во славу ядоносного венца.
Но так ли смерть страшна, как перспектива
Свой краткий век прожить в тени отца,

Бряцая шпагой, шаря по подвалам,
Травя от скуки королевских крыс,
Залечивая модным вероналом
Чужой любви сердечную корысть?

Из мыслей слов не выкинешь – а жалко!
Что ни скажи – всё повернут  не так.
На каждый знак отыщется гадалка,
На каждого Шекспира – Пастернак.

Весь мир – театр. Но если откровенно,
То стоило ль так рваться в Эльсинор,
Чтоб оставлять на милость Мельпомены
Семейных сцен естественный отбор?

Ни гордый нрав, ни призраки измены,
Каких себе химер ни сотвори,
Топор возмездия, повешенный на стену,
В последнем акте должен быть в крови.

О, пир вины! Под властью самозванца
Стыдливый блуд сквозит из всех щелей,
И Гильдестерн в обьятьях Розенкранца
Разучивает менуэт для флей-

Ты, помнишь, Гамлет, встречу над могилой?
Всё повторяется, судьба себе верна,
И череп пьяницы, однажды ставший глиной,
Опять послужит чашей для вина.

Война объявлена. Идущие на принцип
Приветствуют тебя!.. Как ноет грудь...
В такое время быть наследным принцем
Не всякому захочется рискнуть.

Забудь! Забыть не поздно и не трудно.
Когда струною рвётся связь времён,
Что ты Гертруде? Что тебе Гертруда?
Что оба вы всем тем, кто обречён?

Под  щёлканье счастливых папарацци
Гуляет двор в преддверии конца…
Есть многое на свете, друг Горацио,
Что отольётся нашим гордецам!

Певца погубит хор. А пуще – зависть.
Грядущее безумств не исцелит:
Офелию спасёт психоанализ,
Но после доконает целлюлит.

«Любить иль не любить?», - слабеют губы.
Ни грешница, ни нимфа, ни жена…
В подвале замка замирают тубы.
Четыре такта. Дальше – тишина.


2006
на главную страницу
назад вверх