Александр Щербина
Японский след

Сальери:
И, полно! что за страх ребячий?
Рассей пустую думу. Бомарше
Говаривал мне: "Слушай, брат Сальери,
Как мысли черные к тебе придут,
Откупори шампанского бутылку
Иль перечти "Женитьбу Фигаро"".

А.С.Пушкин


смотрю японское кино
в шатре полупустого зала:
чуть слышный шорох кимоно,
цвет сакуры и тень сандала
ползут улиткою Басё
по сумеркам воображенья,
где, кажется, знакомо всё
мне - от пейзажа до движенья…

А.Э.Щербина

ЯПОНСКИЙ СЛЕД


Как хорошо, в толпе не зная брода,
Плечом потвёрже и лицом попроще –
Продраться из подземных переходов
На шумную, но Пушкинскую площадь.

Не загоняясь более впустую
Ни пылом муз, ни пылью андеграунда,
Стоять себе под бронзовой статуей –
С буддийскою улыбкой дауна.

И думать о счастливых временах,
Когда уже без твоего участья
Два шестикрылых брата «Нех» и «Нах»
Твой чахлый дух растащат на запчасти,

Распутают кармическую нить –
Всю в узелках на память. И заочно
Сдадут в небытие – как тамагочи,
Которого забыли покормить.

* * *

А ты, пиит, не парься ни о чём,
Пиши, как пишется, разгуливай в халате,
Пока твой праздный стих не уличён
В снобизме, фарисействе, плагиате,

Пока твой слабый голос не охрип,
Пока язык завистников не жалит,
Пока ещё твой тысячный журавлик
Не подхватил в палате птичий грипп,

Не зри в чужое око ОТК,
Копи по зёрнышку – проматывай по-царски,
Пока твои виньетки, нэцки, цацки
Потомки не пустили с молотка.

Пока за тридцать звонких сигарет
Тебя не сдал сосед, живущий снизу,
И не нагрянул участковый нинзя,
Чтобы зачистить твой японский след,

Лови момент, вали пока не поздно,
Ищи себе другие города,
Бери билет на самый скорый поезд
Не дожидаясь часа «пи...», когда,

Опухшему в бухой горячке лета
(Поэты тоже люди - тоже пьют),
Тебе на крик "Карету мне! Карету!" –
Карету скорой помощи пришлют.

Пропишут социально неликвидным,
Пришьют диагноз – что-то там на «Ц»,
Начнут звонить, и голос дальновидно
Изменят с кара-баса  на фальцет.

Но ты им не ответишь. И протопав
До тёмной ванной с ржавою трубой,
Отверзешь кран вселенского потопа
С безбожно отключённою водой.

И всё ж прольётся – слабая надежда.
Соседу снизу вспучит потолок.
Проводка в доме вспыхнет. Свет забрезжит.
Соседского кота ударит ток…

Когда же дверь в затопленной квартире
Взломают слуги белого билета,
Ты выйдешь к ним с мечом для харакири
И с выдержкой, достойною аскета.

Ты скажешь им: «Вы звери, господа!»
И выдашь хокку Оно Хукаяси.
И, присмиревшие, они поймут тогда,
И, просветлённые, уедут восвояси.

Тебе ль не знать, как отзовётся слово,
Так не печалься и не хмурь бровей,
Конечно, жить и умирать не ново,
Но с каждым разом как-то веселей!..

Подсохнет пол,  забудутся невзгоды
Пройдут века, как с белых сакур дым,
В другой стране, в другое время года,
Ты снова будешь вечно молодым.

Прими же в дар – сомнению взамен –
Совет, что, меря ямбы и хореи,
Оставил нам курчавый мастер-дзен
Устами утомлённого Сальери:

«Мой юный друг! Когда, воздав тоске,
В саду твоём взойдут унынья камни,
Ты откупорь бутылочку сакэ
Иль перечти Харуки Мураками».


2008
на главную страницу
назад вверх