Александр Щербина
Баллада о Прекрасной Даме, голодной тле и последнем из рыцарей Круглого Стола (из спектакля Рыцарь Случайного Образа)

Под полуденным солнцем полуденный зной,
Обветшалая башня за древней стеной,
На крыльце перед башнею рыцарь седой
Потихоньку вздыхает о славе былой.

Он вздыхает о детстве в уэльских лесах,
О волшебника Мерлина вещих словах,
О веселом гуляньи за Круглым Столом
О священном посланьи земли Авалон.

И о том как, вассальную верность храня,
Он годами, бывало, не слазил с коня,
Так и жил, пробавляясь трофейным добром:
От веронских плащей до саксонских корон.

И в покоях одной из заморских принцесс
Был он подло заколот, но снова воскрес,
И гонимый проклятьем тирана-отца
Он с Прекрасною Дамой бежал из дворца.

И во славу ее лучезарных очей
Он немало сгубил и врагов и друзей,
Четырем людоедам испортил обед,
А соседей помельче вообще свел на нет.

Только что теперь, право, вздыхать о былом, -          
Все что было - то было, и хватит о том...
На крыльце перед башнею рыцарь седой
Под полуденным солнцем клюет бородой.

А Прекрасная Дама  с усатым лицом,
Постарев, раздобревшая фунтов на сто,
На трофеях досужих белье кипятит
И на мужа как жаба на муху глядит.

Он ведь клялся, должно быть, три тысячи раз,
Что не позже весны эту рухлядь продаст,
И займется вплотную фамильной землей,
Раз в неделю воюя с крапивой и тлей.

Но на утро, лишь солнце трубило восход,
Этот ирод опять отправлялся в поход,
И по-прежнему сохла и чахла земля,
И от голода дохла несчастная тля.

Да и подвиги эти видны наперед:
Если кляча и вправду дойдет до ворот,
То протянет копыта на первой версте,
О какой-нибудь камень споткнувшись во сне.

И герой, попеняв рысаку своему,
Покряхтит, покряхтит да покличет жену...
И тащить ей обоих обратно домой,
И отпаивать дома живою водой.

Да и Бог с ним, она ведь привыкла давно.
Лишь бы все обошлось, а уж там все одно, -
Пусть себе на крылечке клюет бородой,
Потихоньку вздыхая о славе былой.
на главную страницу
назад вверх